понедельник, 30 октября 2017 г.

Агата Лоренц-Пошманн Терапия с помощью искусства речи 11

Почему "выдуваемые" или "шипящие" звуки называются также тепловыми или огненными?
Эти звуки произносятся ("выговариваются") изнутри нашего "теплового организма" и имеют различные температуры. Название у них не случайно, Рудольф Штейнер сравнивает эти шипяще-выдуваемые или тепловые звуки с духовым инструментом, с трубой. Он говорит, что если бы при помощи очень чувствительного прибора мы измерили распределение температур внутри трубы, когда простая вибрация превращается в определенную конфигурацию тона, то мы могли бы везде внутри трубы зафиксировать разницу температур. "Это проявляется в элементе огня. Все выдуваемые звуки переходят в элемент огня или тепла, что мы и получаем, когда ощутимо выговариваем H, CH, J, SCH, S, F, W(Х, Ч, Й, Ш, С, З, Ф, В). Это живет в элементе тепла." (282/348). Если мы попробуем произносить тепловые звуки, поднеся руку ко рту, то сможем на руке ощутить различные градации тепла.
Звук Н (Х-выдох),
появляется из самых наших глубин, это наш самый теплый звук. В нем обнаруживаем мы наше тепло сильнее всего. Инстинкт правильно подсказывает нам, ибо мы используем этот звук в жизни там, где мы хотим кого-нибудь согреть. Зимой мы рады подышать на замерзшие руки, погреть их, выдохнув с этим звуком наше тепло. Ледяные узоры на стекле тают, когда мы дышим на них "с тепловым звуком".
Зеваем мы тоже при помощи "Н(Х-выдох)" - зеваем мы, когда мы устали и хотим наше Я выдохнуть в тепло, хотим заснуть. Или же нам что-то чересчур наскучило, нашему Я это "что-то" не нравится и оно хочет уйти. Впрочем зевание нас также и освежает. Если мы интеллектуально перенапряглись, то после этого нас одолевает зевота. Мы ощущаем, как при зевоте члены нашего существа освобождаются от напряжения, и чувствуем это как нечто благотворное.
Что происходит, когда человек зевает?
При зевоте происходит углубленный вдох, до H (Х-выдох), и выдох всегда сопровождается именно звуком H (Х-выдох). Мы вдыхаем кислород, который нас оживляет, а во время выдоха освобождаем верхние (высшие) члены своего существа в теплом H(Х-выдох) и тогда чувствуем себя посвежевшими благодаря связанному с этим регулированию процесса обмена кислорода и углекислоты.
Некоторых пациентов с заторможенным развитием почти всегда видеть с приоткрытым ртом: они не могут удержать свое Я в своем тепловом организме. Но и человек, который в разговоре совершенно втянулся в речь собеседника, совершенно погрузился в рассказ или в какой-то объект, будь то картина или ландшафт, человек, который совершенно отдался другому во впечатлении, - такого человека частенько можно увидеть с открытым ртом. Он находится в состоянии тихого "Ah".
Звук А
целиком и полностью является чувством. В "А" человек переживает отдаваемость некоему предмету, объекту, исполняясь его образом и сущностью. Он вбирает его в себя, забирает внутрь. Все, что мы вбираем в себя, творит, определяет нас.
А - аполлонический звук. Аполлонический - значит "творящий облик", формирующий. Всякое растворение, удивление, изумление, состояние поглощенности чем-то всегда связано с произнесением А. Все, чему человек отдает себя, творит его. Горный ландшафт по-другому действует на человека, нежели морской пейзаж, прекрасное - иначе, нежели отвратительное, мысли о Божественном - не так, как земные мысли. Переполняющие душу чувства и переживания, идущие от благоговения, формируют ее иначе, нежели отзвуки презрения и страстей. И то, и другое воздействует на нас, накладывая свой отпечаток. Однако первое действует живительно, а второе подавляет. Первое может быть пережито, как "искрящееся вино, текущее по жилам (durch die Glieder fliesst)" (278/28), второе - как давящая тяжесть, как минорный лад. Только прекрасные и добрые впечатления могут исторгнуть чистое и полное удивления, благодатное Ah. С отвратительным же человек, покуда в нем есть искра Божия, не может связать себя гармоничным образом - некрасивое, безобразное может вырвать у него лишь сдавленный, похожий на А звук. Душа выталкивает наружу искаженный, сдавленный, пронизанный характером "Е" и звуком "Е" неверно сформированный тон А. То, что человек воспринимает, сжимает его душу до самых тайных глубин, из души вырывается мучительный крик боли - к сдавленному, А-подобному возгласу примешивается звук "Е".
В растворении, в вырывании обретается свобода, мы можем при этом нечто вобрать, вдохнуть. Отдавая себя, мы чем-то проникаемся. Этот процесс вполне можно пережить как выдох и вдох. Вслед за сильным растворением, высвобождением из самого себя следует часто глубокий вдох, более глубокий, чем обычно. Выдыхание и вдох образуют (gestalten) наше тело, являясь определенным сжатием и расширением. На примере листа растения явственно видно, как сжатие и расширение вместе формируют его в его росте. Если бы происходило только расширение, то лист разросся бы до бесконечности. Сжатие, действующее одновременно с расширением, приносит форму. Со вдохом и выдохом обстоит так же. Итак А есть и вдох, и выдох вместе. Астральное высвобождается и внутрь вступает высшее начало. То и другое происходит одновременно.
Если к А присоединить h - Ah, - тут мы чувствуем, что воспаряем. Некий легкий обморок, беспамятство, высшие и низшие члены нашего существа чуть-чуть освобождаются друг от друга. Растекание в пространстве, растворенность в удивлении, достигаемые при А, еще усиливаются благодаря последующему h.
Звук ha(ха).
Поместим следом за H(Х-выдох) короткое а - и мы почувствуем определенное облегчение: мы стряхиваем то, что нас подавляет, освобождаемся, становимся сильнее, мы начинаем думать по-другому. Чаще всего это сопровождается коротким смешком: "Ха, посмотрим еще!" Смех вообще происходит от "ha(ха)". В смехе Я освобождается и поднимается над не устраивающими его отношениями внешнего мира. "Если Я вместо того, чтобы поддерживать астральное тело в обычном напряжении, дает ему [во время смеха], расслабившись, раздаться, тогда астральное будет слегка воздействовать также и на эфирное и на физическое тела. Вследствие этого определенные мускулы немного сместятся" (107/27.4.09).
И там, и там присутствуют звуки А и H(Х-выдох), но оттого, что последовательность совершенно различна, различно и воздействие: духовно-душевная самоотдача в переживании чуда, изумлении возгласа "Аh" действует подобно вдоху; освобождающееся, сопровождаемое смехом "" действует как выдох. Импульс слова идет всегда от начального звука. Здесь в одном случае доминирует А, в другом - h. "h" - согласная, произносимая из теплового организма, значит она связана с деятельностью нашего Я, которое живет в Тепле. "Ah" восходит из глубин души и вытекает в Тепло. Здесь человек находится под впечатлением чего-то, потому он более пассивен. При "Ah" изумляются, нечто приходит здесь к закрытию. При "ha" смеются, нечто выступает наружу, человек освобождается. И то, и другое может давать нам силы.
Звук F(Ф).
Идя дальше в образовании тепловых звуков, мы отдаляемся от себя, то есть от нашего внутреннего мира. Мы идем от глубины к периферии, при этом тепло в отдельных тепловых звуках идет на убыль. Дойдя (впереди) до губно-губных звуков, мы одновременно дойдем до самых "холодных" тепловых звуков. Чтобы остудить горячую еду или питье, мы не пользуемся звуком "h" мы делаем "F(Ф)". Благодаря своему "холоду" этот "тепловой" звук приближается к нижним членам существа человека. "F(Ф)" - действительно выдыхаемый звук. Когда человек произносит "F(Ф)", он выталкивает из себя все дыхание, весь воздух". При выдохе происходит нарастание деятельности эфирного тела, живущего в жидкостном организме человека.
В произнесении звука F(Ф) человек в основном напрягает свое физическое тело. Это можно ощутить в области нижней части туловища, непосредственно там, где находится мочевой пузырь. В лечебной эвритмии при помощи "F(Ф)" воздействуют на выделение воды почками и мочевым пузырем. При произнесении "зубного" звука S(С) ощущаешь физическое мышечное усилие, несколько большее, чем при нёбном звуке СН(русское Х), его чувствуешь (am weitesten) наверху, где-то в области диафрагмы или на переходе к желудку.
Интересна противоположность местоположения звука F(Ф) и его воздействия: он самый "передний" из выдуваемых звуков (образуется дальше всего впереди), а действие его идет до органов, лежащих глубже всего.
Звук W (В).
В каких случаях мы непроизвольно произносим звук W(В)? Когда мы замерзаем, то говорим "в-в-в". И чем сильнее человек мерзнет, тем чаще и быстрее это "в-в-в".
Что же здесь происходит, что это за процесс?
У человека, когда он мерзнет, появляется "гусиная кожа". Он съеживается вплоть до своей кожи. Каждое сжатие рождает тепло. На коже везде появляются маленькие бугорки - "шарики". "Гусиная кожа" представляет не что иное, как обособленные друг от друга маленькие тепловые образования сферической формы. Вдобавок при замерзании мы произносим звук "в". Человек должен чрезвычайно сильно вобрать в себя свое Я, чтобы одолеть холод. В мороз человек или "укутывается как шар", или же вовлекает свою волю - в активном движении напрягает свои мышцы, делая их шарообразными; он повторяет это движение, напрягая мышцы все вновь и вновь. При физической работе человек тоже напрягает мышцы, вырабатывая тем самым тепло, дающее ему необходимую для физической работы силу. Эмбрион округляется, умерший же - вытягивается.
Это сжатие, съеживание, которое вызывает "гусиную кожу", стремление усилить внутреннее тепло, когда холод стремится пронизать человека снаружи, - оно сродни страху. От страха человек тоже сжимается, съеживаясь, уходя в себя, он хочет тем самым сделать свое Я сильнее, как это происходит также и в переживании звука U(У). "Когда я интонирую U(У), то в основе этого всегда лежит нечто по ощущению страшное, пугающее" (282/146). Страх, так же как и U(У), действует пробуждающе. Я и душа сильнее соединяются с физическим телом. Человек пробуждается во всех своих чувствах, дабы суметь всем своим пробужденным Я, своей закрытостью внутри себя противостоять тому, что его страшит. О жутких историях говорится "холодок бежит по спине", "мурашки по коже" (т.е. выступает "гусиная кожа"). Страшные рассказы "леденят душу". В этом душевном замерзании человек стремится удержаться, он собирается, чтобы согреться внутренне. Душа стремится к тому, чтобы "создать некую центральную точку воли, чтобы из нее действовать наружу" (56/200).
Визг (Winseln), плач (вой, вопль) - сопровождаются звуком W(В). Плачущий человек сжимается, уходит в себя. Наше Я, когда оно не находит удовлетворения во внешнем мире, должно в плаче погрузиться в себя, чтобы возвыситься над утратой во внутренней деятельности творения (58/3.2.1910). Утрата подобна переживанию холода. W(В) во время плача помогает Я сильнее погрузиться в организм и заполнить его целиком до краев.
Интересно также и то, что W(В) охотно применяют для аллитераций, W(В) любят повторять: "Wenn du den Weg der Wege, Wanderer, zu wandern gewillt" (Manfred Kyber). В аллитерациях живет элемент воли, "который струится, пронизывая дыхание, пронизывая все тело" (281/50). Рудольф Штейнер говорит об аллитерации: "Мы видели как во втором стихотворении, построенном на аллитерации, на начальной рифме, живет элемент воли, который, с другой стороны, на своем пути наружу останавливается в движении, и далее на волнах слов, на волнах понятийно охваченных волевых импульсов продвигается - внутренне продвигается - вперед" (281/54, изд.1928 - Wir haben gesehen, wie in der zweiten, auf die Alliteration, auf den Anfangsreim gebauten Dichtung, das Element des Willens lebt, das wiederum auf seine Wege hinaus in die Bewegugng aufgehalten wird und noch auf den Wellen des Wortes, auf den Wellen der begrifflich gefassten Willensimpulse fort, innerlich fort sich bewegt".)В самом этом предложении аллитерируемый звук - тепловой звук W, который только в этом кусочке повторяется 12 раз. Из остальных звуков в нем аллитерируется еще только F(Ф). Как и WF является звуком, исполненным мудрости, и образуется, как и W, теми же органами-инструментами речи.
В совместном действии нижней губы и верхних зубов "выдавливается наружу" то, что человек вобрал в себя как некую сумму мировых тайн, то, что застыло, отвердело, сконцентрировавшись в верхнем ряду зубов (282/357).
Спиритуальное содержание доходит у Р.Штейнера вплоть до звуков, до слов, до их последовательности, до построения предложения. Он говорит - как это уже было упомянуто, - что в нас вообще должно господствовать ощущение, что слово, последовательность слов, строение слова, строение предложения связаны со всем нашим организмом (339/98).
Мы обнаружили, что когда надо было произвести на человека сильное впечатление, дать толчок его воле, Рудольф Штейнер охотно прибегал к аллитерированному W. Например в лекции "Истина, красота, добро" (220/19.1.1923) все время звучат слова "Wahrheit und Wahrhaftigkeit (истина и истинность): "Wenn Wahrheit und Wahrheftigkeit ein Wirkliches Erlebnis wird... (Если истина и истинность становятся действительным переживанием...)". Р.Штейнер ни разу не использует здесь слово Wahrheit в отдельности. Содержание постигается глубже благодаря этому двойному W(В), оно пробуждает людей, вызывает в них действие воли.
[В немецком языке] встречается много аллитераций с W в разговорной речи: Mit Wehr und Waffen (букв. "с войной и оружием"), nicht wanken und wеichen (букв. "не шататься и не размокать), es windet und wirbelt (букв. "ветрено и вьюжно"), bei Wind und Wetter (букв. "ветер-непогода"), walten und wirken (букв. "править и вершить"), wuenschen und wollen (букв. "желать и хотеть), wirken und weben (букв. "действовать и ткать"), wachsen und werden (букв. "расти и становиться"), Wind und Wolken (букв."ветер и облака"), waegen und wagen (букв. «взвесить и решить"), wer wagt, gewinnt (букв. "кто отважится, тот победит"),weich wie Wachs ("мягкий, как воск"), warm und weich ("теплый и мягкий"), wund und weh (букв. "стертый до ран и боли"), was gut wird, will Weil (букв. "что хорошо, того подожди", т.е. "обещанного три года ждут"), winseln und weinen ("скулить и плакать").
Благодаря "тепловому звуку" "W" в аллитерациях Я сильнее захватывает область воли. В лекциях "Методика и сущность формирования речи", там, где рассматривается лирический стиль, Р.Штейнер говорит о нашем Я и о звуке "W": "Там, где подключается (вовлекается) наше Я, где мы ближе подходим к поверхности нашего организма, там мы имеем дело с лирическим стилем. Здесь необходимо упражняться в губных звуках; тут вибрирует наше Я, наше отдающее себя внешнему миру Я. Попробуйте ощутить, произнося P-B-W(русское П-Б-В), как все существо человека устремляется к поверхности. И когда вы скажете W(В), то при этом "W(В)", при котором человек столь сильно приходит к поверхности своего тела, что он не смыкает губы, как в другом случае, но дает им разомкнуться, - вы почувствуете вибрацию и ощутите W(В) на всей поверхности тела. Если человек хочет добиться, чтобы в каком-то месте его стихотворения у слушателей мурашки побежали по спине, то стоит там сгустить звук "W“. При Р(П)В(Б)М(М) происходит губы соприкасаются, а при W(В) остается щель" (280/56).
То, что изложено дальше, может помочь нам понять, почему же люди делают "W(В)", когда замерзают или плачут, почему для аллитераций предпочитают "W(В)" и почему страшные истории становятся еще страшнее, если в них много звука "W(B)".
Рисунок 1
"Элементы", живущие в звуках, так же как и разница по степени тепла при тепловых звуках представляются параллелью к тому учению об элементах (стихиях) и их качественной сущности (Beschaffenheit), которое Аристотель открыл своему ученику Александру Македонскому - Александру Великому. Тогда-то и возник импульс Александра ринуться в стихию горячего и сухого - огненного - и он отправился в свой поход на юго-восток вплоть до Индии, учреждая школы и распространяя учение Аристотеля.
Рисунок 1 изначально возник из тех уроков, которые Александр получил от Аристотеля. По той же схеме распределяются и согласные звуки, соответствующие четырем стихиям.
— "Тепловые" звуки: сухое и теплое;
— "Воздушный" звук: теплое и влажное;
— "Водный" звук: влажное и холодное;
— "Земные" звуки: холодное и сухое —
Рисунок 2
так, что на схеме они будут расположены следующим образом:
Интересно и примечательно, что по три "земных" звука и по три "тепловых" расходятся в трех направлениях.
У этих элементов, которые здесь обозначены, существуют переходы их "тепловых" звуков к "воздушному" и от "водного" звука к "земным".
"Земные" звуки, стоящие на переходе от качества влажного к холодному, которые еще склоняются к влажному, но уже стоят на почве "сухого" - это звуки M(М)N(Н) и NG (НГ). Они дошли до того предела, где водный элемент граничит с земным.
Как переход от теплого к влажному могут рассматриваться звуки W(В)V,F(Ф). Звук F(Ф), который считается наиболее холодным из "тепловых" звуков, образующий поэтому мост от "тепловых" к "воздушному" звуку (его реально применяют в гимнастике и в пении как "звук выдыхательный"), имеет определенное отношение к влажному. Поэтому он может воздействовать на почки, поскольку почки являются воздушно-астральным органом и имеют дело с выделением воды. Вследствие его отношения к водному обмену звук F, как уже упоминалось, в упражнениях лечебной эвритмии действует на выделение водного - на мочевой пузырь.
Остальные "тепловые" звуки могут быть обозначены как сухие и теплые и самым теплым является "H".
Как наиболее сухой "земной" звук переживается "K", ибо это звук, который сильнее всего входит в земной элемент, в кости, и когда человек некрепко связан с физическим телом или не обладает в достаточной мере связью с землей, или при процессах, растворяющих кости (скажем, при костных метастазах), - этот звук дается, в свою очередь, лишь намеком или же пациенту стоит большого труда его произнести.
Звук "L(Л)" - "Если мы хотим правильно артикулировать L, мы сами, а именно, своим языком образуем волны, как море во время шторма" (279/132). "L" способно превращаться, метаморфизироваться в этих "ударах волн", динамика его различна смотря по тому, выступает ли он как удвоенное LL(ЛЛ), или появляется в эпике, драматике или лирике. Он движется как водный элемент в своей внутренней динамике: от холода к влажному. Это как вода: и могучая река, и мелкая речушка, и маленький ручеек обладают тяжестью и эта тяжесть привязывает воду к земле, но везде с разной динамикой. И так же, как вода может превращаться в туман, а этот туман принимается воздухом, так и R является метаморфозой L.
R(Р) в своей внутренней подвижности и динамике уже более не привязан к одному месту. Как воздух, устремляясь вниз, связывается с водным, а устремляясь вверх, - с тепловым, так и R может прокатываться по трем возможным областям органов речи. Тяготеющее скорее к "h" как "воздушный" звук нёбное R стоит ближе к теплу, образуется с тенденцией к тепловому. Если звук произносится у зубов, это настоящий вполне тепло-влажный элемент, а будучи произнесен как губной звук он обнаруживает явное тяготение к элементу влажному. Влажность явственно ощутима при произнесении губного R, если подставить руку ко рту. Губное R дети начинают говорить раньше других R.
Так располагаются согласные в круге элементов (стихий) и восходят, возрастая по спирали ввысь от "земных" звуков, которые сухи и холодны, вплоть до "огненных", которые вновь сухи, но теплы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий