понедельник, 30 октября 2017 г.

Агата Лоренц-Пошманн Терапия с помощью искусства речи 1

Агата Лоренц-Пошманн
Терапия с помощью искусства речи
Перевод с немецкого А. Цвелика и М. Шаскольской
Под редакцией Т.Федюшиной
ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ (ПАУЛЬ ФОН ДЕР ХАЙДЕ) 3
ВВЕДЕНИЕ 6
ГРУППЫ СОГЛАСНЫХ И ИХ ОТНОШЕНИЕ К СТИХИЯМ (ЭЛЕМЕНТАМ) И СУЩНОСТНЫМ ОБОЛОЧКАМ ЧЕЛОВЕКА 7
Согласные, как ключ к пониманию взаимоотношений сущностных оболочек человека 7
Общий взгляд на действие звуков в царстве природы 9
Что испытываем мы в “выталкиваемых” звуках? 9
Выдуваемые или тепловые звуки 10
Водный звук L (Л) и воздушный звук R (Р) 11
Как воздействуют на человека последовательности R-L и L-R и как ими пользоваться в терапии 14
Когда мы выговариваем R и L неправильно? 15
Образное начало речи 16
Действие духовных существ в бытии стихий и в элементах речи 20
Какие воздействия оказывают на человека упражнения над группами согласных, сквозь которые действуют и правят божественные существа 22
Почему "выдуваемые" или "шипящие" звуки называются также тепловыми или огненными? 26
ОБРАЩЕНИЕ НА ВЕРНЫЙ ПУТЬ. ИСПРАВЛЕНИЕ АСТРАЛЬНОГО ТЕЛА ПРИ ПОМОЩИ ИСКУССТВА ФОРМИРОВАНИЯ РЕЧИ 31
Описание упражнений 31
Звуки R,L,M 32
Последовательности звуков с "воздушным звуком" R в начале и сущность звуков CH, T, N 33
Согласные и их связи с элементами и сущностными членами человека 36
Сущностная последовательность звуков H, G, P, S, Z 36
Взаимоотношение Согласного и Гласного как мировых начал 37
Как можно пережить отношения планет к неподвижным звездам? 38
Какие воздействия оказывают те или иные созвездия на человека? 38
Родственное соответствие звукосочетаний (звуковых констелляций) этого упражнения со звездными констелляциями 39
Как воздействуют различные звукосочетания (констелляции звуков на) человека? 40
Центральные точки ("центры тяжести") в сущностных членах человека 44
Участие речевого аппарата 44
Душевные способности и органы речи 45
Что означают полярности: “тепловые звуки - земные звуки” и “область воли - область мышления” 45
Обзор различных областей воздействия 45
Присоединение астрального тела 46
Ритмы упражнения 49
НАПРЯЖЕНИЯ И ЦЕНТРЫ ТЯЖЕСТИ В ФИЗИЧЕСКОМ ТЕЛЕ, ЭФИРНОМ ТЕЛЕ И АСТРАЛЬНОМ ТЕЛЕ ПРИ ПРОИЗНЕСЕНИИ РАЗЛИЧНЫХ СОГЛАСНЫХ 50
Метаморфозы звука и метаморфозы слова 50
Преобразования звука и их центры тяжести в сущностных членах (оболочках) 51
Центр тяжести тепловых звуков в физическом теле 53
Основополагающий характер тепловых и земных звуков и их связь с тенденциями к воспалению и склерозу 53
Два различных вида воспаления и их взаимосвязь с сущностными оболочками человека и со звуками 54
Центры тяжести в сущностных оболочках в различных участках облика человека 55
Звуки, идущие от различных областей речеобразования, и метаморфозы душевного 55
“Центры тяжести” и их сопряжение с душевными качествами. 59
Душа ощущающая, душа рассудка или душевности и душа самосознающая в чувстве, мышлении и воле 62
Расщепление личности и распознавание этого в речи 62
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 65
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 66
ПРЕДИСЛОВИЕ
Эта книга - новая попытка прикоснуться к терапевтическому действию устной речи. В последние годы уже появился ряд интересных публикаций на эту тему, и книга, которую вы держите в руках, вносит некий новый тон в совокупность работ по построению речевой терапии.
Врач, работающий в духе гетеанизма, умеет видеть в анатомии, физиологии и психологии проявление неких полярных сил. Центростремительные по своему направлению формирующие и образующие силы создают, вершат структуру. Им противостоят силы центробежные, от которых исходит импульс движения. Каждому из этих полярных принципов присущи свои характерные качества. Организм человека постоянно пронизан изменчивой игрой изначальных пра-сил, именно благодаря их живому "подвижному равновесию" он может активно существовать - как в формах своих, так и в функциях. Впрочем, не только в теле человека проявляется эта взаимная игра праобразных жестов - она лежит в основе всей природы.
Можно ли через эти две противоположные силы описать также сущность согласных и гласных? В вокализации, гласном, душа человека открывает себя вовне. Согласные же образуют форму, "гранят" звук - дают ему возможность существовать свободно. Рудольф Штейнер описывает это так: можно образно представить себе, что гласные звучат из закрытости, затворенности земных глубин ввысь к небу; согласные же, наоборот, действуют формирующе и образующе на Землю из окружающего ее звездного мира. Древнее представление, что Мировое Слово, Логос лежит как творческий принцип в основе всего земного бытия и пронизывает каждый его миг своим звучанием, может, при художественном рассмотрении этих динамических полярных принципов, выйти за рамки мифологий и достойным образом обрести реальность и актуальность.
Поистине поразительным образом это Мировое Слово, ставшее физическим в строении человеческого тела, в речи отделяется от тела и, освободившись, начинает жить в душевно-духовной жизни. Изреченное слово становится новым творением, созданным из человека; выходя наружу, оно начинает действовать в его окружении.
В совершенно особой степени высвобождается слово из индивидуальности говорящего, когда оно формируется художественно. Тогда оно обретает собственную жизнь и художник способен самоотреченно служить этому творческому акту. Рудольф Штейнер настойчиво указывает, что такое высвобождение, отделение хорошо произнесенного слова от тела и души оказывает также и обратное воздействие на говорящего, проникая вплоть до его телесности. Тем самым оно "физиологизируется" вновь. Это значит, что пра-силы, полярные друг другу, формирующие тело и постоянно в нем действующие, переживаются в душе; они высвобождаются из души и тела в речи как гласная и согласная, становятся объективным произведением искусства и уже в этом качестве вновь резонируют в теле. Мы творим слово и вновь вбираем в себя наше собственное творение, ибо наше тело может быть резонирующим органом.
Каждое человеческое слово можно ощутить как тень, как отображение изначальных сил Слова. И если оно строится художественно, если оно освобождено от душевного эгоизма, то уже само по себе, посредством этого художественного, пластического начала, оно живительно действует на слушателя. Однако совершенно по-особому действует оно на того человека, который создал его - создал бессамостно, и все же из личного усилия.
Потому-то речь может быть сосудом мышления: благодаря речи мышление может проявиться вовне. Но и сама по себе, вне связи с мыслительным содержанием, речь может дать человеку переживание творящих сил Мирового Слова - благодаря взаимной игре гласных и согласных.
Если мы хотим применять искусство речи как терапию, то и медицина должна, в свою очередь, предлагать носителю этого искусства некий художественный подход. В этом состоит задача внесения новой жизни в медицину - задача, поставленная благодаря антропософии. Если медицина не рассматривает действия сил в телесных процессах и в жизни души - ей грозит опасность очерствения. И вопрос о терапевтических возможностях воздействия искусства есть, таким образом, некое требование к медицине: сделать новый шаг, придти к аналитическому рассмотрению воздействий полярных сил. Иначе искусство, со всеми его устремлениями, останется существовать само по себе. То, что чувствует мастер художественной речи (рецитатор) в процессе творчества - оздоровляющее действие искусства, - еще не является терапией в настоящем смысле. У врачей есть своя задача, врач должен передать некое живое со-переживание, полученное на основе физиологии и психологии. Праобразы здоровья и болезни должны быть творчески сопережиты в духе гетеанизма во всей их динамике, при этом, однако, должна сохраняться научная точность.
Когда же речь идет именно о терапии искусством, то можно привести слова Рудольфа Штейнера из книги "Расширение искусства исцеления на основе духовно-научных познаний", относящиеся к лечебной эвритмии: "Когда жесты движений художественной и педагогической эвритмии модифицируются таким образом, что они вытекают из больной сущности человека по подобию того, как другие жесты вытекают из здоровой, тогда возникает лечебная эвритмия". Нечто принципиально похожее относится и к искусству формирования речи.
Терапевт должен приобрести способность сопережить в своем мышлении существо болезни и суметь ее "прослушать", с тем чтобы затем суметь возвратиться к здоровому праобразу. И когда динамика болезни и здоровья становится доступна переживанию, то можно искать и находить взаимосвязь с действующими силами речи. Необходимо овладеть сущностью гласных и согласных во всех мелочах. Все познания, полученные нами благодаря Рудольфу Штейнеру, нужно научиться постоянно применять и заново переживать - тогда из этих познаний может возникнуть творческий процесс, приводящий к терапевтическому воздействию; слово совершенно особым образом облегчает переход от знания к поступку. Заметим, что Рудольф Штейнер описывает сущность речи как некое "совместное деяние воспоминания и любви", говоря при этом, что это совместное деяние должно быть прослежено вплоть до физиологии (лекция от 4 декабря 1922).
В эпоху души самосознающей искусство тоже должно полностью осознавать свои источники и элементы. Терапевт, работающий с речью, должен быть художником и в том, и в другом: и в понимании болезни пациента, и в самой жизни искусства речи.
Однако в любой творческой деятельности сознательные знания в некий момент должны смолкнуть и превратиться во внутренний слух; эти-то "отмершие" знания и станут тогда неиссякаемым источником художественной жизни. Знание приносится в жертву, чтобы возникло искусство. Если же человек хочет быть арт-терапевтом, то он должен обрести в себе способность жертвовать и искусством тоже - ради терапевтического процесса. Маргарита Хаушка особо подчеркивает это в своей книге о терапии живописью, приводя слова Иты Вегман, что терапия искусством есть искусство, принесенное в жертву.
В самой этой жертве можно различить несколько стадий.
1.Непосредственное художественное творчество должно быть сознательно прослеживаемо в своих элементах. Иначе невозможно предпринимать последовательные шаги в терапии и также невозможно почувствовать связь художественно-терапевтического процесса с жестами динамики болезней. Понятно, что для каждого художника этот процесс опознавания может быть связан с переживанием боли.
2. Исходным пунктом художественно-терапевтического творчества является, как мы уже сказали, сама болезнь. Чувствительный артист и терапевт может невероятно сильно страдать от манеры речи пациента. Однако он так же сильно может при этом пережить, то эта манера владения речью отражает общую ситуацию болезни не меньше чем медицинские заключения врачей. Переживая речь пациента, можно приблизиться к стоящему за ней праобразу, приблизиться лишь очень медленно, шаг за шагом. При этом сам процесс должен совершенно по-новому становиться творческим актом. Терапевт служит изначальным силам искусства, пра-силам, которые несут свою помощь в каждом слове. Он служит им, чтобы в больном человеке снова стали деятельны оздоровляющие мировые силы. Проникнув в суть этого процесса, вжившись в него, можно так овладеть силами искусства, чтобы они постепенно стали соединяться с силами исцеления.
Новая область работы художника - терапия искусством - требует большой самоотдачи и безмерного отказа от собственной повседневной художественной работы.
Автор книги, Агата Лоренц-Пошманн, относится к этому принципу, лежащему в основе любой терапии искусством, с огромной ответственностью. Работая сначала как актриса, затем как лечебный эвритмист, затем как мастер художественной речи (Sprachgestalterin), она близко узнала тайны художественного творчества. На протяжении долгих лет ухаживая за больными, стала задумываться над медицинскими вопросами. В своей книге А.Лоренц-Пошманн показывает очень ярко, насколько важно строить работу с элементами речи и овладевать ими. Читая книгу, можно пережить, сколь бережно и благоговейно мы должны обращаться со "строительным материалом" искусства речи, чтобы обрести терапевтические способности. Можно не только почувствовать, насколько глубоко проработан материал книги, но и увидеть заложенное в нем желание действия. Очень впечатляет та строгость и последовательность, с которой автор стремится к достижению духовного познания.
Второй мотив книги - поразительный результат, открывающийся при последовательном рассмотрении элементов одного из терапевтических упражнений, данных Штейнером, во всей мудрости его построения. Кто знает, может быть такие же таинственные связи могут обнаружиться и в других упражнениях?.. Читателю, конечно, захочется самому попробовать изложенный здесь метод. И если ваша практика обхождения с элементами речи основана на благоговейном вопрошании и вслушивании в тайны Мирового Слова, то вы можете на это отважиться. Ведь во всех упражнениях решающим является само усилие, вложенное в упражнение, а не результат.
Мы можем подойти к содержанию книги с трех сторон.
1. Можно рассматривать ее как сведение воедино тех указаний Р.Штейнера, какими должны располагать в каждый момент времени терапевты. Тем самым мы укрепляем необходимые знания и обретаем уверенность в обращении с нашим терапевтическим инструментарием.
2.Мы можем почувствовать стремление превратить эти знания в переживание действий сил (Kraftwirkungen). На внутренней динамике гласных и согласных мы тренируем в себе эту способность и тем самым обретаем некое чувство, позволяющее воспринимать не только полярные взаимодействия, но и качественные оттенки. Дальше мы можем это переживание рассмотреть вместе с телесными и душевными процессами в человеке, в основе которых лежат полярные силы. В эту совместную игру основополагающих жестов, живущих в теле и в речи, вплетаются действия четырех стихий: земли, воды, воздуха и тепла. Из них строится тело человека, из них же состоит и Земля; они связаны с оболочками человека, с его четырьмя сущностными членами: телом физическим, жизненным телом, душой и "Я".
Если мы попытаемся, пережив в душе эти различные жесты и мотивы, создать для себя живой художественный образ человека, Земли, речи, то совершенно поразительным образом окажется, что эта картина становится подвижной, обретает жизнь, вытекая при этом, однако, из совершенно точной познавательной работы.
3. Обретенный таким способом образ может расшириться. Тогда начинает просматриваться его космическая основа. Насколько удастся нам прозреть "творящее" Мировое Слово в его законах и в его действенности и при этом избежать опасности, что это прозрение останется только лишь интеллектуальным сокровищем или только лишь делом веры? Здесь мы снова исходим из ясных знаний. Знаки зодиака, которые определили согласные, являются выражением совершенно всеобщих образующих и напечатлевающих сил. Эти силы строят тело человека, они четко отличаются друг от друга. - В планетах же можно видеть праобразы движений, которые возникают из некоего единого центра. Их тоже можно точно характеризовать в различных качественных оттенках. Если мы попытаемся обнаружить эти прафеномены во всех деяниях Природы, в человеческом теле, обнаружить их также и в языке, в речи, тогда, может быть, в нас возникнет некое новое чувство жизни, в котором удивление и благоговение будут значить не меньше, чем ясное знание и мышление, и наша терапевтическая деятельность получит "несущую силу". Однако родиться это может только из ежедневных, неуклонно выполняемых упражнений. Тогда искусство и знание смогут вновь соединиться в такого рода всеобъемлющей картине мира, ибо они и возникли из одного истока.
Тот, у кого достанет мужества совершить эти три шага сознания и заняться внутренними упражнениями, тот поймет задачу этой книги. При этом, вероятно, станет яснее и общая картина - чем сможет стать когда-нибудь речевая терапия, да и вообще терапия искусством, когда мы действительно будем способны жить по этим законам.
Д-р мед. Пауль фон дер Хайде
Фильдерштадт-Бонланден.
Пасха 1990

Комментариев нет:

Отправить комментарий